Роспись горизонтальных и вертикальных свитков


На изобразительных свитках — как эмоно (вертикальных, вешавшихся на стену) и эмакимоно (горизонтальных, свертывавшихся в трубку) отражены порой целые эпохи. Использование свитков как основы для живописи или каллиграфии было характерно исключительно для стран Дальнего Востока, первые художественные свитки появились, судя по всему, в Китае. Но именно в Японии эмаки как искусство достигло высочайшего расцвета.

Эмакимоно (дословно: скатанные картины) — это рукописные свитки, сочетавшие письменное изложение того или иного события и иллюстрации. Листы бумаги (а иногда и шелка) от 20 до 50 см шириной склеивались горизонтально. К левому краю полотна прикреплялся деревянный валик. На него и наматывалось все бумажное полотно, которое в длину могло достигать 20 метров. В китайском и японском языках текст традиционно писали вертикальными столбцами, продолжая их справа налево. Поэтому эмакимоно разворачивали в левую сторону, что позво-ляло постепенно воспринимать текст и иллюстрации. С правого обреза свиток начинался, как правило, фронтисписом. Эту часть укрепляли, подклеивая с изнанки кусок шелка, который становился своеобразным чехлом свернутого эмакимоно.

Первые свитки эмаки дошли до нас из XI – XII веков, хотя и не в полном объеме, а фрагментарно. Это иллюстрированная версия «Повести о Гэндзи» («Гэндзи-моногатари»),

 Повесть о Гендзи

Иллюстрация свитка "Повести о Гендзи

карикатурное изображение зверюшек, ведущих себя по-человечески, — «Тёдзю дзимбуцу гига», «Сигисан энги» — сказка о чудесах, случившихся при закладке храма, и «Бан Дайнагон экотоба» — художественное изложение одной придворной интриги.

Документальных свидетельств о том, кто был автором этих средневековых шедевров, практи-чески не осталось. Лишь в одном случае — с «Бан Дайнагон экотоба» — можно с достаточной уверенностью назвать художника, чьей кисти принадлежал свиток. Историкам культуры пришлось немало поломать голову и над установлением хотя бы приблизительного возраста этих эмакимоно. Для этого скрупулезно оценивались детали одежды на иллюстрациях, архитектурные особенности изображенных дворцовых сооружений и храмов, дизайн мебели, стиль каллиграфии. Ведь японские художники того времени нередко «цитировали» друг друга, заимствовали сюжеты, перерисовывали изображения (или их части) с более ранних свитков других авторов, естественно, без ссылки на первоисточник. Используя различные комбинации этих «привязок» ко времени, ученые установили, например, что «Гэндзи-моногатари эмаки» (иллюстрированная рукопись «Повести о Гэндзи») появилась в первой половине XII века, возможно, в 1110 – 1120 г., «Тёдзю дзимбуцу гига» — до 1150 г., «Сигисан энги эмаки»-после 1150 года, а «Бан Дайнагон экотоба» — между 1157 и 1180 годов.
Пожалуй, наиболее грандиозным художественным проектом того времени стал выпуск «Гэндзи-моногатари эмаки». Это произошло спустя сто лет после написания самой повести. До на-шего времени сохранилось изложение лишь 13 из 54 глав книги с 20 разрозненными иллюстрациями. Остальное было утрачено. Можно предположить, что полный набор «Гэндзи-

Тёдзю гига

Иллюстрация "Тёдзю гига"

моногатари эмаки» состоял из 10 или даже 12 свитков с 80-90 рисунками.
Анализируя сохранившиеся иллюстрации свитка, ученые, сделали вывод, что они исполнены не одним художником, а группой, возможно, из пяти человек. Группой руководил ведущий художник, наносивший черной тушью абрис рисунка. (Не исключено, что им был Фудзиварано Такатика или его отец Такаёси, а каллиграфический текст был исполнен Фудзивара-но Корэфуса или тем же Такатика.) Остальные художники раскрашивали рисунок традиционными пигментами.
Не меньшее значение для художественного осмысления происходящего имела богатая цветовая гамма рисунков. Красочные тона дополняли и искупали скудность прорисовки деталей, создавая нужное настроение у читателя.

Фрагмент из первого свитка Сигисан Энги.
В отличие от иллюстрированной «Повести о Гэндзи», другой шедевр того периода-«Тёдзю дзимбуцу гига», а проще «Тёдзю гига»-не имеет текста. Может быть, текстовые отрывки просто не сохранились. От этой эмаки остались лишь четыре свитка, хранящихся в киотоском храме Кодзандзи. Судя по всему, свитков было больше, но они были частично утрачены, а сохранившиеся составлены из отдельных, порой несовпадающих, кусков. Кроме того, в различных частных коллекциях сохранилось еще несколько рисунков, которые, возможно, когда-то входили в свитки. Все они карикатурно изображают животных-зайцев, лис, лягушек, обезьян, пародирующих деятельность людей-монахов и мирян. Рисунки монохромны, исполнены черной тушью. Отсутствие пояснительного текста не позволяет оценить направленность сатиры, но юмор изображенных ситуаций доступен каждому.
Традиционно авторство «Тёдзю гига» приписывают художнику Содзё Тоба, хотя большинство исследователей склоняются к тому, что картины свитка были исполнены группой рисовальщиков.
Комплект из трех свитков «Сигисан энги эмаки» сохранился гораздо лучше. Они содержат иллюстрированный рассказ о чудесах, случившихся с монахом Мёрэном при строительстве основанного им буддийского храма на горе Сиги. На одном из свитков изложена чудесная история о том, как чашка монаха-отшельника Мёрэна самостоятельно летала к рисовому складу богатого землевладельца, где наполнялась едой. Но когда жадный крестьянин запер

Фрагмент свитка Сигисан Энги

Фрагмент из первого свитка
Сигисан Энги

чашку в амбаре, все сооружение с хранящимися там мешками риса поднялось в воздух и улетело к хижине монаха. На другом свитке изображено чудесное излечение императора Дайго, которому помогли молитвы Мёрэна. На третьем- история воссоединения разлученных Мёрэна и его старшей сестры после молитвы, обращенной к Будде. Последовательность изобразительного ряда полностью сохранена, а фигуры главных героев на фоне меняющихся пейзажей легко узнаваемы. К сожалению, автора этой эмакимоно установить не удалось.
Последняя из важнейших эмакимоно, дошедших до нас из позднего Хэйана (794 – 1185 гг.), «Бан Дайнагон эмаки», посвящена изложению события, на самом деле приключившегося при императорском дворе в 866 году. Внезапно вспыхнувший пожар уничтожил дворцовые ворота Отэммон. Томоно Ёсио, чиновник высокого ранга (бан дайнагон), обвинил в поджоге своего политического противника—левого министра (садайдзина) Минамото-но Микото. Однако случайный очевидец рассказал, что истинными виновниками были Томоно Ёсио и его сын. Се-мейку интриганов изгнали из столицы и отправили в ссылку.
Автором рисунков этого свитка считают художника Мицунагу Токива. А текст был исполнен каллиграфом Фудзивара-но Масацунэ.
В дальнейшем в Японии появилось немало других произведений в жанре эмаки - иллюстрированные романы, легенды и сказки, биографии или предания об истории буддийских храмов. Их темами становились любовные истории, войны, чудеса, придворные коллизии, жития монахов, а иногда и жизнь простолюдинов. Мир эмаки стал образом эпохи.

На главную

Сайты по искусству

© Липатова Юлия, 2009
E-mail: brunetka...91@mail.ru